Почему мы не любим себя на фото

Трудно представить современную жизнь без фотографий. Путешествия, праздники, долгожданные встречи и важные события проходят под вспышки фотокамер, под их объективами взрослеют дети. Технологии съемки совершенствуются: теперь, например, не надо думать об экспозиции. Появились фотосредства против красных глаз и дрожащих рук. А главное — результат можно сразу увидеть на маленьком экране и, если не понравится, стереть. Но все это не помогает нам получать удовольствие от нашего изображения. Более того, заранее зная, что снимки разочаруют, многие вообще под разными предлогами отказываются фотографироваться.

«Нам нравятся лишь семь-девять наших фотографий за всю жизнь, причем две-три из них — детские, — рассказывает психолог Вероника Нуркова, автор уникального исследования феномена фотографии. — На большинстве же снимков мы кажемся себе некрасивыми, неестественными, не такими, как на самом деле». Отчего мы испытываем дискомфорт во время съемки и позже, даже если окружающие нас заверяют, что на фото мы вышли отлично?

Первобытный страх


«Как же я не люблю все это — принимать позу, улыбаться, — признается 33-летняя Лариса. — Мне не нравится суета вокруг съемки». 42-летний Дмитрий тоже не любитель фотографироваться: «Я не могу держать на лице эмоцию дольше тридцати секунд — мне кажется, что перед фотокамерой я словно голый». Даже звездные актеры нередко боятся фотообъектива. «Многим трудно быть органичными перед фотокамерой, — вздыхает фотограф и дизайнер Сергей Ветров. — Они непроизвольно каменеют, сжимают губы и фотоаппарата иногда боятся так же, как бормашины». Повышенная нервозность, скованность, которую не удается преодолеть, капризы и противоречивые требования…

Спустя 150 лет после появления фотографии, несмотря на ее популярность и доступность, профессионалы по-прежнему имеют дело с этим синдромом, когда перед объективом непринужденность внезапно сменяется напряжением. Даже если камера находится в руках любителя, стоит ему сделать пару невинных замечаний вроде «Отойди на шаг назад, голову чуть левее, улыбнись повеселее!», как «модели» убегают прочь… А есть и настоящие упрямцы! 46-летний Александр говорит, что у него есть только две фотографии сестры: «Оказавшись в кадре, она закрывает лицо или отворачивается».

Одно из объяснений неприязненного отношения к съемке — безотчетный, первобытный страх. Антрополог и философ Люсьен Леви-Брюль (Lucien Levy-Bruhl) описал ужас дикарей перед процедурой фотографирования: они были убеждены, что фотоизображение отбирает у них часть жизненной силы*. «До сих пор у многих из нас сохраняется мистический взгляд на фото как на часть нашей личности, — объясняет Вероника Нуркова. — Пресса пестрит предложениями магического воздействия через фотографию: приворот, снятие порчи, лечение от алкоголизма — все это построено на вере в то, что, воздействуя на снимок, можно воздействовать и на человека, который на нем изображен».

Мария Филиппенко